Цена занятия бизнесом в России

Sunday Mail

Недавнее дело об экстрадиции в Великобритании показывает, как коррумпированные чиновники работают с бизнесом над искоренением конкуренции в России.

Прецедентное решение Вестминстерского окружного суда Лондона может существенно осложнить получение распоряжений об экстрадиции российских бизнесменов, выдачи которых требуют власти Российской Федерации.

В ноябре прошлого года Вестминстерский окружной суд отказал в просьбе генеральной прокуратуры России об экстрадиции бизнесмена Георгия Трефилова, обвинявшегося в мошенничестве по 16 эпизодам, потому что счёл допустимыми свидетельства о том, что российские должностные лица вымогали взятки за переквалификацию обвинений в отношении него на более мягкие.

Окружной судья Николас Эванс, который заявил, что он «был повергнут в ужас уровнем коррупции» в России, сообщил, что российские власти не представили достаточных доказательств обоснованности уголовного преследования Трефилова. «Там, где нет возможности рассмотреть какие-либо документальные свидетельства, подтверждающие обвинения, суду очень сложно принять обоснованное решение», сказал судья Эванс.

Богатый бизнесмен Трефилов успешно занимался предпринимательством в ряде направлений, в первую очередь в сфере строительства, а также развернул сеть супермаркетов сети SPAR. В созданный им холдинг «Марта» входили торговые сети «Гроссмарт», Billa, Pur Pur (в общей сложности более 300 магазинов), и к 2008 году общая стоимость активов, которыми владел бизнесмен, превышала 1,5 млрд долларов.

В 2008 году, когда у него начались проблемы, он обратился в УВД г. Москвы с заявлением о «рейдерском захвате» принадлежащей ему девелоперской группы «РТМ» и компании «Марта», но сам оказался под следствием. В Следственном департаменте было возбуждено уголовное дело о «незаконном получении кредита», но через два года, в сентябре 2010 г., дело было переквалифицировано по статье о мошенничестве.

Судья Эванс объяснил, что означает «рейдерство» и «заказное дело», сославшись на доклад, опубликованный профессором права Лондонского университета Биллом Боурингом. «Отличительный признак таких дел состоит в том, что частные компании и (или) частные лица, зачастую обладающие связями в российских государственных структурах, платят полиции и судам за действия в их коммерческих интересах против их конкурентов и оказание на них давления (часто под прикрытием «законного» расследования или судебного преследования), чтобы вынудить держателей контрольных пакетов продать свои доли».

Профессор Боуринг отмечает, что «по данным Российской торгово-промышленной палаты, приблизительно по 8 тысяч компаний в год становятся жертвами таких действий, как предъявление исков и проведение расследований, которые предпринимаются по просьбе конкурентов, стремящихся к вытеснению их из бизнеса или захвату их предприятий. В одних случаях компании подкупают полицию и суды, чтобы «отжать» конкурентов. В других рейдерские компании или их агенты прибегают к юридическому давлению, чтобы вынудить владельцев контрольных пакетов продать их».

Трефилова обвинили в мошенничестве по 16 эпизодам, главным образом, касающимся получения кредитов в банках и других кредитных организациях в сумме 1,3 млрд рублей с предоставлением ложной информации в отношении обеспечения. Утверждалось, что Трефилов «представлял в качестве залога имущество, которое было ранее заложено, либо ему не принадлежало». Его адвокаты указали на то, что некоторые эпизоды касаются уже погашенных кредитов, а по некоторым банки возместили свои потери, продав залоговое имущество.

На 23 сентября 2010 года Трефилова вызвали на допрос и предъявление обвинения, но он был за границей. 16 ноября того же года Тверской районный суд Москвы вынес заочное решение об аресте Трефилова. Он был объявлен в федеральный розыск по обвинению в мошенничестве, а затем и в международный розыск, и в сентябре 2011 года Россия подала запрос об экстрадиции Великобритании, где в это время находился Трефилов. Слушания по экстрадиции были проведены в октябре прошлого года.

Суд решил, что свидетельства, представленные Свидетелем А (просившим о сохранении инкогнито, опасаясь мести российских властей), названным судьёй «доносчиком», допустимы. Свидетель А заявил о своей осведомлённости из первых рук о расследовании, которое проводилось нечестно и о том, что преследование было возбуждено «по заказу».

Свидетель А сообщил, что необходимые экспертизы для подтверждения обвинений в мошенничестве не проводились и, вероятно, высокопоставленные сотрудники следственного комитета были подкуплены бывшими партнёрами Трефилова по бизнесу, чтобы гарантировать продолжение расследования, при этом первоначальное обвинение было необоснованно изменено на более серьёзное в надежде добиться более длительного срока его тюремного заключения.

Более изобличающее свидетельство было представлено в 12-страничном заявлении Георгия Усупашвили, бывшего другом Трефилова на протяжении 12 лет, который в начале 2012 года несколько раз встречался со старшим следователем из Генеральной прокуратуры в Москве Виктором Гвоздевым. Гвоздев сказал Усупашвили, на теле которого было закреплено звукозаписывающее устройство и который вёл запись во время этих встреч, что подполковник юстиции, которая подписала распоряжение о предъявлении обвинений, и её начальник Геннадий Карлов являются коррупционерами.

Гвоздев пытался выторговать у представителя Трефилова 1 млн долларов за переквалификацию обвинений на более мягкие. «Свидетельство коррупции, которое он (Усупашвили) представляет, является изобличающим», записал судья Эванс в своём решении и добавил: «Степень коррупции, которая предстаёт из расшифровки (записи разговоров) просто ужасает».

В своём решении судья Эванс также отметил, что он не может удовлетворить запрос об экстрадиции, поскольку имеются серьёзные сомнения в том, что Трефилову будет обеспечен справедливый суд. «Весьма вероятно, что этот запрос об экстрадиции отягощён посторонними соображениями и преследование осуществляется «по заказу» противниками Трефилова, имеющими сильные политические связи», – отметил он в своём решении. – «Рассмотрение дела Трефилова будет предвзятым, и ни один суд в России не будет рассматривать дело по существу… и в любом случае признает его виновным».

Даже если не принимать во внимание «процессуальные злоупотребления», судья заявил, что он всё равно не одобрил бы экстрадиции из-за вероятности плохого обращения с Трефиловым при нахождении под стражей в России. «Выдача запрещена, если существует реальный риск обращения, которое нарушает ст. 3, т.е. обращение, которое равноценно пыткам и жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию». Он сослался на несколько дел и сообщений, которые свидетельствуют о плохих условиях содержания под стражей в Российской Федерации.

Между тем аудиозаписи разговоров между Усупашвили и Гвоздевым, подлинность которых последний отрицал, были выложены в интернете, а Королевская прокурорская служба направила их расшифровку на русском языке в Генеральную прокуратуру. Гвоздев был арестован 15 декабря и отправлен в СИЗО предварительно до 15 февраля, сообщает российская «Новая газета».
Трефилов заявил «Новой газете»: «Думаю, что привлекут только Гвоздева, хотя мне его действительно жаль. Ведь он просто стрелочник в этой системе коллективной «кормушки»».

This post is also available in: English (Английский) Deutsch (Немецкий) Français (Французский)